Рис. 3. Индекс потребительских цен, % к предыдущему году

Рост инфляции в российской ситуации является фактором гораздо более проблематичным, чем в развитых странах. Там инфляция стала бы фактором (и показателем) оживления производства, и даже следующее за инфляцией ужесточение денежной политики будет оставаться в пределах нескольких процентных пунктов. У нас инфляция должна привести к повышению процентных ставок и к сохранению их на двузначном уровне, что является серьезным фактором, препятствующим экономическому росту.

В этой ситуации следовало ожидать развертывания заимствований российских фирм на внешних рынках, предлагающих более дешевые финансовые ресурсы. Эти заимствования действительно в 2010 г. стали нарастать, причем особенно активны были здесь нефинансовые институты (в отличие от докризисного времени).

  1. Бегство капитала из страны.

В этом отношении ситуация здесь диаметрально противоположна другим странам БРИК: в Бразилии, Индии и Китае наблюдается мощный приток капитала. В обоих случаях возникает вопрос о целесообразности ограничения свободы перемещения капитала и о введении контроля капитала, но только для решения противоположных задач — для ослабления стимулов притока для снижения волатильности (собственно, Бразилия уже ввела «налог Тобина») или для недопущения опасного оттока капитала. Отток капитала происходил, несмотря на то что российский фондовый рынок был в мире одним из самых быстро растущих. Однако его небольшие масштабы (приток портфельных инвестиций составляет малую долю в динамике капитала), небольшая глубина, а также чрезвычайно высокая волатильность (колебания в несколько раз, а не на проценты) привели к ослаблению интереса к нему крупных международных инвесторов. Прямых же инвестиций в минувшем году было исчезающе мало. По-видимому, существует несколько причин оттока капитала. Это и общая неопределенность перспектив развития экономического кризиса. Это и неопределенность, связанная с предстоящими в России выборами. Это и сохранение высокого уровня коррупции, когда часть расходуемых бюджетами всех уровней средств остается в руках «чиновников», которые предпочитают помещать накопленное в безопасные места (последнее подтверждается относительно небольшими суммами разовых переводов средств за границу, что стало характерно именно для минувшего года). Применительно к последнему явлению можно сказать, что коррупция из феномена микроэкономического становится на наших глазах макроэкономическим фактором[1].

Одновременно сокращается сальдо платежного баланса по счету текущих операций в связи со значительным ростом импорта, что, в свою очередь, является реакцией на рост социальных расходов бюджета. Больший платежеспособный спрос трансформируется в спрос на дешевые товары, которые в современной ситуации являются преимущественно импортными. Ситуация 1999 г., когда рост номинальных выплат населению обернулся ростом спроса на отечественные товары (импортозамещением), возможна, как теперь уже очевидно, только при радикальной девальвации национальной валюты — в несколько раз (как это было в 1998 г.), а не на проценты (нынешняя ситуация).

[1] Российская экономика в 2010 году. Тенденции и перспективы. (Выпуск 32) – М.: Институт Гайдара, 2011. С. 15.

Государственное регулирование экономического роста — страница 13-14
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *